неоконченное дело на восточном берегу (с)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:02 

только текст

14:19 

Травяная западёнка

только текст
Западёнка — укрытие, где охотник подкарауливает дичь.

Их было двое. Первый шиноби сидел с видом внука Аматэрасу, которому только что вручили меч небесных густых облаков. Сидел он в личном паланкине, которым считал себя второй шиноби.

Меня они заметили не сразу. Скажу больше, заметил меня только паланкин. Повёл он себя довольно странно. Хотя, может быть, всё было естественно, просто за свою богатую атаками жизнь я ни разу не переживал нападения паланкина.
Для начала он осторожно усадил императорское воплощение под молодым клёном. Потом повернулся ко мне. В зубах у него был кунай, и он попытался им плюнуть. После нескольких неудачных попыток просто выплюнул и со вздохом стал шарить по карманам в поисках ещё какого-нибудь оружия.

Тем временем я подошёл к первому шиноби, не совершившему за время нашего заочного знакомства ни одного царственного да и просто физического действия. Поймав пару отражённых от кунаев лучей (второй как раз достал их к тому времени), посветил в глаза воплощённому светочу. Зрачки на свет не реагировали. Догадка повела меня к рюкзаку нападавшего (он в это время прилежно и очень медленно вспоминал какие-то приёмы — я бы назвал эту атаку «Ураган в цементном растворе»). И — да! Рюкзак был доверху набит всем известным видом травы.

Пришлось делать то, что я так не люблю — лезть в чужую голову. Минут через пять до паланкина (нет, вру — выяснилось, что он воображал себя слоном; то есть с кунаями у него всё равно ничего бы не вышло) — так вот, до него дошло, что он таки шиноби. А значит, должен драться. Бою помешала вновь заработавшая реакция на свет, и он смог по достоинству оценить мою технику «Сияние звёзд». Оставалось только разморозить его напарника, и вот — всего полчаса, а коммуникации уже были налажены, и мы приступили к разговору.

Оказалось, ребята — разведчики, возвращались с миссии. Никаких срочных данных для доставки они не нарыли, а потому торопиться было незачем. Как выразился бывший паланкин Бенджиро-сан, огрести люлей от начальства всегда успеется. Опущу для краткости его подробный рассказ — он достоин отдельного издания, и не жалейте лучшей рисовой бумаги! — чего стоит один только эпизод с участием Бисямон-тен, танцующей на перевёрнутом чане… Мы расстались друзьями, а шиноби — с рюкзаком травы (я обещал не говорить, знаки какого селения были начертаны на их банданах).

01:33 

умения и способности

только текст
способности
воспринимает невидимые части светового спектра;
чувствует и может снять чужую боль;
невосприимчив к гендзюцу (чакра нестабильна, постоянно меняет скорость);
способен напрямую соединять сознание с сознанием визави (эту способность в бою не использует);
всегда носит с собой нож, двигается быстро и бесшумно.

ниндзюцу

Основа — насыщение света чакрой, частичное слияние чакры со светом.

Сияние звёзд
Соединённые с чакрой блики вызывают ожог сетчатки. Острота и температура света регулируются печатями.
Из водных бликов можно связать прочную сеть или использовать как сюрикены.
Толщина световых нитей регулируется печатями, прочность поддерживает чакра. Водные нити можно делать обжигающе холодными. Сверхтонкие нити режут до кости прикосновением. Огненные и солнечные блики не так прочны, как водные, их можно укрепить сложением печатей (1 — 10).

Линза
Нагнетание чакры в отблеск — взрыв; сила зависит от освещения и количества печатей (5).

Напалм — концентрация света в ладонях и насыщение его чакрой. На выходе — луч огня; дальность поражения — расстояние полёта сюрикена. Эта техника болезненна, оставляет на ладонях ожоги (5).

Холодные лезвия
Лунный свет даёт практически невесомое холодное оружие, которое не тупится и к тому же пластично: вид оружия можно изменить в процессе боя. Как правило, использует катану, нож, копьё (3 — 5).

Белый щит
Полностью непроницаемое сияние, держится несколько секунд (3).

Солнечные шипы
Противопехотное оружие, создаётся заранее, продолжительность работы — в зависимости от количества вложенной чакры (2 — 7).

Дорога света
Объединяет свет с тайдзюцу — увеличивает скорость и силу (5).

Плащ воздуха
Делает невидимым (3).

гендзюцу
Основа — слияние собственной чакры с чакрой противника, делая её столь же нестабильной. Сила гендзюцу зависит от степени слияния. Степень слияния определяется количеством печатей.
Слияние на 1 — 5% — даёт противоположный гендзюцу эффект, действует как противоядие от гендзюцу (2 — 10).
Слияние на 5 — 90% — различные виды галлюцинаций, с последствиями различной степени тяжести, от лёгкого нервного расстройства вроде бессоницы на пару недель до появления тяжёлых психических заболеваний. Здесь важный фактор — личная психологическая устойчивость человека (10 — 18).
Слияние на 100% — гендзюцу Замок — разрушает невидимые энергетические каналы, через которые внутренняя энергия человека сообщается с энергией окружающего пространства; сознание замыкается само на себя. Человек оказывается заточён в замке своего внутреннего мира. Внешние симптомы — кататония, в зрачках отблеск. Лечению не поддаётся: при восстановлении нормального тока чакры частично вернётся способность говорить, видеть, двигаться и проч. Однако смысла в происходящем человек видеть уже не будет.
Холодный свет — останавливает ток чакры противника; человек забывает всё, что он знал о себе и мире. В таком состоянии он не осознаёт себя как личность и не считает себя существующим.
Последние две техники требуют сложения 20 печатей.
Два подхода по 20 печатей подряд практически полностью исчерпывают запас чакры.

23:45 

Предатель

только текст
Он увидел моё лицо по-своему — как отражение в расколотом зеркале. Осколки ездили, и в человеке, смотрящем на их движение, поднималась муть страха. Это было неудобно для работы, и я сделал так, чтобы он видел меня красивым. Старший приказал достать из него информацию. Этот шпион был словно шкатулка с секретом — палачи падали от усталости, а он молчал. И понятно, почему — внутри было почти пусто. Ни шелухи, ни украшений. Жилище воина.
На плечо мне тяжело легла рука Старшего, шевельнув мою ненависть: "Сломай его".
Сколько их — сколько ещё? В хрупких скорлупках техник и медитаций, в шорах приказов и желаний, удовольствий и боли, боли, боли.
Ломать их, одного за другим, чтобы иметь возможность заняться изучением света, чтобы на время оставили в покое, — ненавижу.

Я снова повернулся в шпиона. Очаги его крепости пылали болью — но он удерживал сознание. Зачем? Боится проболтаться в беспамятстве. Обычный наёмник. Неужели такие муки ради денег? Для этого в нём слишком пусто. Готов отдать жизнь за каждого своего воина? Своего?
Да, это его люди. Военачальник лично идёт в разведку? Какая глупость. Здесь что-то не так. Я стал задавать вопросы, но отвечало мне лишь эхо.
Мне стало интересно. Я ходил из комнаты в комнату; видел розы на стенах башен, старые камни, рисунки... В детстве он рисовал. Да, в детстве. Чему сопротивляется взрослый, тому покорится ребёнок. "Возвращаемся туда. Стань ребёнком". И вот он вышел наконец ко мне из темноты летнего сада. Левый глаз теперь не выбит, правый не заплыл, и видно, что глаза у него орехового, а не чёрного цвета, и свет моей лампы делает их янтарными. Ему семь.
"Они нападут завтра ночью", — произносит мальчик и опускает голову.
"Кто такие они?"
Он поводит головой куда-то назад. Из темноты проступают детские лица. Много. Сто, может быть, больше. Перевожу взгляд на первого. Теперь ему пять.
"Но ведь они совсем не дети". И хотя для него это не так, он кивает: "Они нападут завтра ночью".
Уже трёхлетний, он скрывается в глубине сада. Меня трясёт. Кто-то трясёт меня за плечи.
— Да что ты такое?! Что ты сделал с ним?
На полу лежит мёртвый старик. Сначала я не понимаю, откуда он взялся. Но потом — от холода смерти отёк чуть опал — я вижу под приоткрытым верхним веком подёрнутый мутью глаз орехового цвета.
— У тебя получилось? — Старший старается не смотреть на меня. Все в этом селении стараются. Так стараются.
— Нет, — произношу я и выхожу в темноту.

00:14 

Ухожу к морю

только текст
Солёная вода разрешила мне молчать. Солёная вода знает меня наизусть. (с)


21:14 

Старик

только текст
— Если заставишь меня прыгнуть, не сможешь вернуться.
Мы со стариком стоим на скале.
— Кто сказал, что я хочу возвращаться?
Волна сопротивления. Он не желает умирать. Его дрожащей рукой опираюсь о камень. Его пальцы обтянуты тёмной пергаментной кожей, суставы увеличены (должно быть, болят в непогоду), но рука всё ещё красива.
Эти руки лечили меня. Эти пальцы с железной твёрдостью рисовали татуировку на моём плече красками ночных трав. Эти ладони легли на моё несуществующее лицо и взяли моё сознание в это тело.
Он заставлял снова и снова вспоминать — хотя бы то, что было два вдоха назад. Я вспоминал только техники. Повторял и повторял их, пока тело не выучило то, что не помнил я.
И однажды зимой моя память, наконец, остановилась. В ней стал задерживаться свет костра. Я смутно припоминал, что знаю этого старика, сидящего по ту сторону огня.
На моём левом плече татуировка. Под ней свежий шрам — в этом месте кожу прорвала сломанная кость. В тёмном узоре проступают цвета, неясные картины воспоминаний...
— Но не больше. Сам ты больше не вспомнишь. Я хочу помочь тебе, поэтому взял тебя сюда.
— Куда?
Мир опрокинулся во мрак, покатился со склона рассудка, и я кричал. Потом тьма растаяла.
— Сюда, ко мне, — сказали мне золотые глаза. Вертикальные зрачки — безупречный анфас древних лезвий. Белые волосы, белая борода, белые, как снег, снег, снег… Вокруг только снег и высота.
Мы на вершине. Мир плавно стал на место — словно танцор сделал последний шаг. Белые кольца драконьего тела обвивали место, где сидел я, сливались со снегом, чешуйки мерцали, как лёд на дальних склонах.
Рокот лавины где-то в необозримой дали. Синий гонг тишины. Я вспомнил.

20:56 

побережье

только текст

01:50 

только текст
это море!
ты и не знал,
что теперь оно
по твоим следам

эта соль!
ты и не знаешь,
как её достать
из ран

эти чайки
всё кричат о том,
чего нет
волны могут, но
не дают ответ

14:23 

только текст
Море осталось позади.
На плече в мешке — целое семейство представителей молчаливого клана морских камней.
На обратном пути повсюду лисьи следы — крупные, поменьше, почти незаметные — и все очень хитрые. И все осень, выдавая своё неравнодушие к, заботливо укрывала — а иногда обрамляла — резными листьями своего лучшего цвета.
Один след выделялся среди прочих: на дне блестящих выемок — вода. Попробовал — знакомая солёная горечь. В отпечатках этого следа — то ракушка, то обрывок водоросли.
Время и дорога исчезли. Следы изящных лап иногда таяли на камнях, и тогда недостающие звенья дополнял маленький краб или заблудившийся в лесу бриз шёлковым рукавом проводил по лицу.
В сумерках след стал гаснуть и высыхать. Морских знаков становилось всё меньше, пока они совсем не растворились в темноте, превратившись в далёкие огни селения.

21:52 

Старший

только текст
Лицо Старшего залито светом — мои маленькие руки протягивают ему охапку лучей, но кажется, он не рад. «Подойди, я хочу посмотреть», — говорит он. Его раскрытая ладонь закрывает от меня солнце.

В темноте, где нет мира, Старший спрашивает меня, как я собираю солнечные цветы, как заставить свет не выскальзывать из рук. Я умею
это, но не знаю, что ответить: я не знаю, как. Старший настойчив, и со временем я понимаю: чтобы снова увидеть свет, мне придётся что-то сказать.


Старший приходит всё чаще и злее, и наконец я понимаю, что могу показать ему, как. Свет берут так, говорю я и беру его сознание — для примера, ведь здесь больше ничего нет. Ему можно придавать любую форму, говорю я. И с ним можно делать удивительные вещи…


И вдруг темнота раскалывается, и я вместе с ней. Свет! Раскрытые ладони Старшего снова перед моим лицом. Он кричит и закрывается от меня.

Кажется, он понял.


Теперь я не умею собирать свет. Теперь я знаю, что не помню своё имя. Хорошо, что теперь мне видно сознания других людей — без чужой памяти не запомнить техники света. Нужно много тренироваться, чтобы освоить их, — свет того стоит.


Лицо Старшего залито кровью, но он улыбается. От этой улыбки тает ночь, звуки боя, боль в сломанной руке. Они пришли ночью, как говорил мальчик из тёмного сада.

— Хикару, — его последний выдох — моё имя.

23:59 

наша крыша — небо голубое (с)

только текст

Старинный замок для Львов


замок Нойшванштайн, гороскоп

Львы, как ни один другой знак Зодиака, любят во всём ощущать себя королями и
умеют добиваться этого. А потому им обязательно понравится Нойшванштайн,
едва ли не самый грандиозный замок в мире.

Название этого замка буквально переводится, как «Новый лебединый камень». Он был воздвигнут королём Людвигом II Баварским.

Замок расположен в красивейшем уголке Баварских Альп на высоком холме, на
фоне величественного горного пейзажа. С Нойшванштайном связано множество
легенд и тайн. Например, в годы Второй мировой войны здесь хранилось
золото Рейхсбанка, которое затем бесследно исчезло.

Сегодня этот замок – одна из самых популярных достопримечательностей мира. Ежегодно
его посещают без малого полтора миллиона туристов.

Получить замок для своего знака Зодиака.

00:07 

только текст
Ошо Дзен Таро. Старший Аркан. Карта «Одиночество»

Ошо Дзен Таро — Всеобъемлющая Дзен игра
Результат расклада «Мгновенный»


Карта «Одиночество»

Когда вы одни, вы не одиноки, вы просто в одиночестве. И есть огромная разница между одиночеством и одинокостью. Когда вы одиноки, вы думаете о ком-то другом, вам кого-то не хватает.

Одинокость — это негативное состояние. Вы чувствуете, что было бы лучше, если бы кто-то другой был рядом — ваш друг, ваша жена, ваша мать, ваш любимый, ваш муж. Было бы хорошо, если бы кто-то был рядом. Но его нет. Одинокость — это отсутствие другого.

Одиночество — это присутствие себя. Одиночество очень позитивно. Это присутствие, переполняющее присутствие. Вы настолько полны присутствием, что можете заполнить им всю вселенную и не будете ни в ком нуждаться.

Комментарий

Когда нет «кого-то важного» в нашей жизни, мы можем либо чувствовать себя одинокими, либо наслаждаться свободой, которую дает одиночество. Когда мы не находим поддержки окружающих в истинах, которые мы глубоко чувствуем, мы можем либо чувствовать горечь и изоляцию, либо радоваться тому, что наше видение достаточно сильно, чтобы преодолеть основную человеческую потребность в одобрении семьи, коллег и друзей.

Если вы сейчас сталкиваетесь с такой ситуацией, осознайте, с какой точки зрения вы станете рассматривать свое одиночество, и примите ответственность за выбор, который сделали.

Cкромная фигура на этой карте излучает свет, исходящий изнутри. Одним из наиболее значительных вкладов Гаутамы Будды в духовную жизнь человечества было настойчивое требование к ученикам: «Будьте светом для самих себя». В конце концов, каждый из нас должен выработать способность прокладывать свою дорогу во тьме без каких-либо попутчиков, карт и проводников.

Погадать на Дзен Таро...

22:07 

только текст

21:28 

да ебать-колотить оммм

только текст

Помощник криэйтора


Помощник криэйтора У меня был кризис жанра, я не мог придумать слоган для компании. Поэтому за меня это сделал робот:

Потерял лицо: поздравь метафору.


Криэйтор, помоги себе.



21:52 

только текст
ну да, забываешь,
ну да, вспоминает кто-то
ну да, подумаешь,
да, думает кто-то

кто-то помянет зло,
чокнувшись, хлобыснёт за добро
напьётся кто-то,
попадёт в копейку-ничто

мастер ставит
на криворуких
звонкой меди клеймо

12:07 

чего бы такого познать в сравнении...

только текст



13:52 

Лисий капкан

только текст
Она лежала и смотрела на красные листья. Её заднюю лапу раздробил капкан, она, похоже, уже пыталась её перегрызть и теперь отдыхала. Она не скалилась, не билась и не пыталась уползти или как-то спрятаться. Необычный зверь, очень изобретательный в ругани на человеческом.
Наконец (не без помощи дзюцу) капкан удалось раскрыть.
— ...копыто тебе в глотку! — закончила она и клацнула зубами, пытаясь ухватить поудобнее моё левое запястье.
— Иди к себе и лечись. Меня не было.
— Щас, — ощетинилась она и прыгнула к моему горлу. Увернулась от вспышки света и припала к красным листьям, набираясь сил.
— Какая глупая лиса.
— Какой жалостливый человек.
Теперь на опавшей листве сидела черноволосая девица. Одна из великолепных ног была искалечена. Ага.
Оказалось, не ага — просто в лисьем обличье печати складывать неудобно. Я ещё пытался понять, что происходит, когда всё вокруг залило белым.
Она была многолика — лица и личности тех, кто оказался слабее, она хранила как трофеи, и теперь нашла в моём лице благодарного зрителя. Но не могла найти моего лица.
— Я могу держать тебя здесь вечно, — от её голоса шла еле заметная тропинка.
— Зачем?
Почти не хромая, она вилась вокруг, невидимая, но вполне ощутимая.
— Снаружи лишь война и забвение.
— Как и здесь.
Три хвоста, злоба и любопытство.
— Если разницы нет, не всё ли тебе равно? Мне ты нужен, а там?
— Там я нужен себе.
— У меня почти тысяча лиц, без одного — твоего.
— Никак не вспомню, куда его дел. Как и ты своё?
Она кинулась наугад, не видя, ненавидя. Белое поползло плащом, приоткрыв тонкую грань реальности — этого было достаточно.

Она упала почти на прежнее место. Раскрытая пасть капкана скалилась в небо, а она лежала с Жёлтой Иглой в левом боку, игнорируя близкую смерть. Я убрал Иглу. Из раны освобождённо хлынула кровь. Лица слетали с неё как листья с веток под порывами ветра, все такие похожие — и разные, и можно было взять любое. Одно я прихватил — вряд ли ещё выпадет такой случай.
Она покосилась и кажется, усмехнулась. А потом положила голову на лапы и стала смотреть вдаль, всё дальше и дальше. Наконец её взгляд смешался с ветром и красными листьями полетел над горами.




23:45 

только текст

12:11 

только текст



12:42 

только текст
Ошо Дзен Таро. Огонь: владение действиями. Карта «Источник»

Ошо Дзен Таро — Всеобъемлющая Дзен игра
Результат расклада «Мгновенный»


Карта «Источник»

Дзен говорит вам: «Выйдите из головы и идите к вашему основному источнику»… Это не значит, что Дзен не осознает, что нужно использовать энергию ума. Он говорит это, потому что, если вся энергия используется в голове, вы никогда не осознаете своей вечности. Вы никогда не узнаете на опыте, что значит быть единым с целым. Когда энергия точно посредине, пульсирует, когда она не двигается куда-либо — ни в голову, ни в сердце, — а находится в самом источнике, откуда ее берут и сердце, и голова, — это и есть значение Задзен. Задзен означает просто сидение у источника, без всякого движения. И тогда возникает огромная сила, переход энергии в свет и любовь, в более великую жизнь, в сострадание, в творчество. Она может принимать различные формы. Но сначала вам придется узнать, как быть у источника. Тогда источник решит, где ваш потенциал. Вы можете расслабиться у источника, и он приведет вас к вашему глубочайшему потенциалу.

Комментарий

Когда мы говорим о том, чтобы быть «укорененными» или «центрированными», мы говорим об этом самом Источнике. Когда мы начинаем творческий проект, мы настраиваемся именно на этот Источник. Эта карта напоминает, что нам доступен огромный запас энергии. И что мы раскрываем его, не думая и не планируя, а становясь укорененными, центрированными и тихими настолько, чтобы соприкоснуться с Источником. Он внутри каждого из нас, как личное, индивидуальное солнце, дающее нам жизнь и питание. Чистая энергия, пульсирующая и доступная, готова дать нам все, в чем мы нуждаемся, чтобы что-то совершить, и готова приветствовать наше возвращение домой, когда мы хотим отдохнуть. Так, если вы начинаете что-то новое и прямо сейчас нуждаетесь во вдохновении, или если вы что-то закончили и хотите отдохнуть, идите к Источнику. Он всегда ждет вас, и вам не придется делать ни шага из вашего дома, чтобы его найти.

Погадать на Дзен Таро...

не первый и не последний

главная